16:49 

Мужики (Е. Шестаков)

Не_зло
Исаак родил Иакова. Вы скажете: вот так да! Какой молодец! Но вас, идиота,
никто не спрашивал. Иаков родил Авраама, который сразу застегнулся на все
пуговицы, побрился, не ругался, не пил, не стал курить сам и помог бросить отцу.
Авраам родил Иеровоама (не путать с ихтиозавром!), приручил лук, посадил собаку,
утомился, испытал жажду, подошел не к той скале, ударил по ней жезлом, ногой,
кирпичом, ломом, пробовал ввинтить кран, задавал матерные вопросы небесам, но
все бестолку. Иеровоам (черная борода, белые брюки, руки в карманах) родил
Авеля. Авель напрягся и родил Чебурашку. Извинился и родил Мафусала. Мафусал
тоже ударил о скалу жезлом, но лишь вывихнул руку, которую ему вправил рожавший
невдалеке Чебурашка. Тут все обернулись и посмотрели на Иакова, и Иаков родил
Авессалома. Авессалом же первым родил Иегуду, которого справа от него пытался
родить Авель. В это время старый Исаак тряхнул стариной и родил Лота, Моисея,
Давида, два блока "Кэмела", будильник и полбутылки сливянки. Давид поклонился
присутствующим и родил Иуду. Чебурашка тоже родил Иуду, но похуже, и его назвали
Геннадием. Иаков с Авелем ушли за холм и вернулись с розовым щекастым Соломоном
в коляске. Благодарный Соломон сразу же родил им Иону, все четверо пожали друг
другу руки и отдельно поздравили Моисея, который ударил жезлом о скалу и сломал
его. Но вода потекла, и все были рады, кроме Иакова, который к тому времени
умер. Умирая, Иаков родил Илию и послал его подальше тихим старческим голосом, и
в долгой дороге Илия родил Нафанаила, Иоканаана, Михаила, нового Иакова,
придумал средство от перхоти, забыл его, подхватил где-то грипп, чесотку,
ветрянку копчика, несварение котелка, нецензурные выражения, привычку кидаться
калом , брошенную кем-то отмычку, уйму фуражек с садовых пугал, умение делать
многое прямо на людях, пращу для Давида, запасной мягкий знак Авелю и со всем
этим вернулся обратно. Маленький же Нафаня, выйдя из лона отца, один без
посторонней помощи втихушку родил Каина, назвал его Люцифером в честь Лота,
затоптал лыжню, спутал часовые пояса, уронил бинокль Авессалома и был строго
наказан Мафусалом. Стоявший рядом Иеровоам огорчился и не смог родить Урию,
которого все давно ждали. Но тут опять прорвало Исаака, и он родил Иоанна,
Симона, дверцу от холодильника, поролоновый коврик, Павла, Фому, охотничьи
сапоги, Иосифа, Серегу-водителя, инструкцию к патефону и два танковых экипажа с
простыми русскими лицами. А Моисей починил жезл до такой степени, что из него
стало можно стрелять, родил Гавриила, пошептался с танкистами и пополз за холм,
где вполне мог укрыться вероятный противник. В это время воскрес старый Иаков и
в общих словах дезавуировал нового, которому, чтобы сберечь усы, пришлось
назваться теперь Авимелехом. Однако Иуда после трудных родов (Иеремия, Еновк,
настольная лампа, букет гладиолусов и козловой кран) также невзлюбил этого
Авимелеха, и совместно с первым Иаковом они дезавуировали Авимелеха общими
словами, погнули ему жезл, оттоптали ноги и сорвали с него нашивки. Тут Иеровоам
наконец-то родил Урию, которого все давно ждали, и представил его собравшимся.
Урия был скромных размеров и сильно потел под перекрестными взглядами, что не
помешало ему, однако, всего за четыре наносекунды родить такого Иезекииля, что
все ахнули, а у Моисея отвалилась небрежно привязанная борода,и все увидели, что
это вовсе не Моисей, а веселый Давид с шутливым выражением плохо выбритого лица
и огромными губами клоуна. Иегуда с Авелем сморщили каждый свой нос и плюнули,
но остальным шутка понравилась, и от хорошего настроения девятью голосами против
четырех глаз было решено родить Амоса, было решено немедленно на огромную
радость всем родить наконец Амоса и все, и хватит, и отдохнуть пока в тени с
пивом, запотевшие бутылочки которого, радостно вскрикивая, принимал у тужащегося
Лота Авессалом. Улыбчивый Иезекииль, выйдя на середину круга, показал класс и
родил Амоса простым ударом по брюху, чем вызвал бурю восторгов, в том числе со
стороны прессы, которую со шнуром в руке изображал развязный Фома, которому
ассистировал с блокнотом внимательный Моисей, быстро научившийся за холмом
грамоте. Все удивились способностям Моисея и сели в тени от Гавриила, который
был высок ростом, широк в плечах и могуч прической.
— Ах! Какое холодное пиво! — сказал Исаак, и все согласились. И еще
подставили кружки под холодные струйки. И это было хорошо. Это было здорово. Это
было ой как ништяк!..

URL
   

не рефлексируй - сглазишь!

главная